Счетчики
on
Если можно, дайте слово дилетанту!

Автор очерка Альфред Малиновкий. Владелец среднеазиатской овчарки ЗАР ХАКАН АЛАДЖА (Джаник).

Братцы, уважаемые специалисты: судьи, кинологи, заводчики… достали!
Я не кинолог, не судья и не заводчик, поэтому апеллирую к здравому смыслу и обыкновенной логике.
Скажу, что некое отношение к собакам вообще, и алабаю - в частности, имею. С детства занимался собаками. В четвертом классе, проживая по соседству с воинской частью пограничников, подготовил собаку по их комплексной программе так, что из полусотни немецких овчарок - моя работала лучше всех – и это было не моим заключением.
Затем на протяжении жизни держал охотничьих легавых, среди которых были ирландский и английский сеттеры, четыре поколения курцхааров, дратхаар. Охоте и рыбалке я посвящал практически все свободное время и, работая пилотом, свой двухмесячный отпуск проводил там, где его проводят, как говорил один мой приятель, настоящие мужики – в камышах, на кабаньей тропе, в барханах, в горах и всегда - с собакой.
И выбирал я щенков помимо экстерьера родителей по их рабочим качествам.
Места, где мне приходилось охотиться – Казахстан, Туркмения, Каракалпакия да и характер охоты требовали, кроме специфических качеств породы, хорошей выносливости к жаре и морозу, способности работать в густых колючих зарослях и в водоемах с тяжелыми водорослями. Собачка, привыкшая работать в условиях аристократического газона и выставочного ажиотажа, там сгодится лишь на ужин шакалам, обессилев и затерявшись в зарослях.
Как готовил я этих собак? Да так же как и себя. Со щенячьего возраста брал с собой – на машину до - лагеря, а там пехом в хорошем темпе – до тридцати – сорока километров в день. Не сразу, конечно, в голопузом возрасте и в рюкзак сажал – давал отдохнуть. А затем увеличивал нагрузки до максимума в возрасте после двух лет на велосипеде, а потом и рядом с машиной в открытой степи.
И собачки мои, век их не забуду всех и каждую в отдельности, работали так, что московские заводчики, откуда я приобретал щенков, не верили мне пока я не показал одну из них в Москве в работе, захватив с собой в рейс на самолете.
Так что выносливость, физическая подготовка нужна как человеку, каким бы он не занимался видом спорта, включая даже шахматы, так и собакам любой породы, ну, комнатные и декоративные собратья тут не при чем.
А при чем же тут среднеазиат? Один владелец – заводчик недавно возразив мне на мое утверждение, что и алабаю необходима подготовка на выносливость, заметил, мол
«нахрена из волкодава готовить борзую». Убежден - еще и как надо! Можете быть спокойными – борзая у вас всеравно не получится. А вот у волкодава без хорошей выносливости, хорошей подвижности, реакции, динамичности - в бою с волком, непременно обладающим этими качествами, шансов никаких.
Попробую доказать это примерами из своего опыта. В детстве, когда начал заниматься охотой, решил приобрести щенка – сеттера гордона. Наткнулся на объявление на телеграфном столбе – «щенки чистокровные…». Нашел адрес и выбрал крепыша голопузого. Однако месяца через полтора выяснилось, что мамка моего избранника не разделяла предпочтений хозяина и отдалась по-любви скромному нетитулованному кобелю, неизвестной породы, так и оставшемуся тайной ее собачьего сердца.
Но было уже поздно и щенка я оставил у себя, о чем никогда не жалел.
Брал я его с собой на речку, уходя с пацанами купаться на целый день. Там он у меня носился по песчаному мелководью с утра до вечера гоняясь за куличками, которые отводя его от своих гнезд с яйцами на галечнике, летали перед ним буквально на кончики его носа.
Через год-два пес представлял из себя связку мышц с хорошо развитой глубокой грудью. Возвращаясь с речки, мы часто на ходу вскарабкивались на попутные грузовики на одном из подъемов и ложились в кузове, чтобы водитель не заметил. Так вот Пират мой никогда не отставал и все семь километров бежал с нами.
И это не главное – главное то, что при своем скромном росте – не более 65см. в холке в собачьих драках ему не было равных. Если противник был сколь угодно крупнее, то его преимущество длилось минуту максимум, после чего его можно было оттаскивать волоком.
Кроме того, я мог спокойно пересекать так называемую Татарскую слободу на окраине города, не боясь ни множества собак, которые стаями никому не давали прохода, ни местных пацанов, которые не жаловали чужаков. По команде «вперед» Пират с рыком бросался на грудь первого и заваливал на землю, не кусая, будь это даже взрослый мужик.
Другой пример относится не к собаке, а к волку. Да, взяв из логова слепого щенка, я из пипетки выкормил его, а затем вырастил своего Монгола. В год он у меня усвоил основные элементы ОКД. Самым трудным элементом было, уложив волка где-нибудь в тальнике, уйти и, вернувшись обнаружить его на том же месте.
Обнаруживать-то я его обнаруживал, но вскоре убедился в том, что он меня попросту дурит, поскольку на песке было несколько выходных и входных волчих следов. Паршивец, пока я ходил в окрестностях, отлучался с места укладки, а к моему возвращению лежал на положенном месте. Только вот не хватало хитрости спрятать язык, с которого капало и скрыть тяжелое дыхание.
И когда мне удалось перехитрить его, отойдя по ветру и спрятавшись на скирде сена, я стал зрителем целого спектакля. Выждав непродолжительную паузу, годовалый волчонок стремительно направлялся к пасшемуся неподалеку стаду быков. Затем он отбивал самого слабонервного от стада и начинал гнать его в сторону. Пристраивался рядом с ним и, к моему изумлению, отработанным броском в лопатку заваливал огромного быка, который кувыркался как надувная игрушка. Слава Богу, больше он с ним ничего не делал.
Я привожу этот пример к тому, что посмотрев на азиатов в Москве, был поражен размерами. Это впечатляет безусловно. Однако я невольно сравниваю их с азиатами, которых мне множество раз приходилось наблюдать в естественных условиях – в степях и в песках с самого детства. Те собаки были весьма крупными, однако значительно меньше, чем те, которых я увидел в Москве. Те собаки были суше и динамичнее. Да иначе в схватке с волком и делать нечего – реакция у серого молниеносная. А с такой массой, как у московских сородичей, максимум возможного – пассивная оборона при прикрытых тылах.
Мне же на замечание о чрезмерной массивности кто-то из заводчиков возразил, дескать масса - признак мощи. Однако у быка этого признака с избытком, а волк справляется с ним без проблем. Думается, что это не признак мощи, а следствие отменного кормления и малоподвижной жизни.
Возвращаясь к примеру о доморощенном волке, приведу еще более убедительный эпизод.
Когда начались проблемы с домашним содержанием волка, я решился-таки как-то пристроить его к своим сородичам. Честно скажу – переживал, сомневался, что не выживет он в жестких естественных условиях, а то и того раньше – погибнет от клыков сородичей. Но кое-что обнадеживало: во-первых немало случаев, когда даже собаки, оказывались среди волков и приживались, во-вторых, своему Монголу я дал при хорошем кормлении отменную тренировку – он у меня бегал без напряжения по 15-20 километров рядом с машиной в хорошем темпе. В итоге к двум годам он был в полтора раза крупнее и мощнее своих сородичей степных волков.
Случай подвернулся, и мы с друзьями – охотниками казахами подпустили моего монгола к волчьей стае из пяти голов, а точнее – семье, где вожаком, как в большинстве случаев, была волчица.
Я с тревогой наблюдал, как выпущенный Монгол, почуяв и увидев вдалеке волков, решительно пошел на сближение. Думаю, что двигала его не агрессия. Стая сначала стала удаляться от нас, а когда увидела преследовавшего ее незнакомца, замедлила отступление. Все было видно, как на ладони, а мне в бинокль – тем более. Когда между Монголом и стаей осталось метров сто, от стаи отделился самый крупный волк и пошел навстречу с Монголом. Стая тоже развернулась и медленно потянулась обратно. Не знаю, что меня удержало от рывка на выручку – мы были на аэросанях. Монгол остановился и стал ждать приближения волка. Тот сходу метнулся Монголу на грудь. Однако, Монгол, отскочил в сторону, чуть присев. И когда атакующий зверь буквально пролетал мимо, проваливаясь в пустоту, Монгол ударил его в лопатку. Волк полетел кубарем в снег, но быстро оправился. Схватка длилась минуты больше минуты. И когда один из них остался на снегу без движения, волчица, отделилась от оставшихся трех волков, наблюдавших поединок и уже готовых броситься на выручку, подползла к стоящему Монголу и легла перед ним, положив голову с прижатыми ушами на передние лапы. За ней подходили остальные и, поджав хвосты, ложились на спину.
Допускаю, что размеры выставочных азиатов – не порок, а результат интенсивной селекции и отбора последних десятилетий. Но, остаюсь убежденным в том, что раскормленные вялые, как телята азиаты по происхождению, отнюдь давно не волкодавы.
А уж если волкодавы, то тогда, пусть судят их по рабочим критериям, в которых вряд ли допустима откормленность при дефиците движения.
Кстати не об этом ли говорит комплекция большинства хозяев, выставляющих азиатов, да и судей тоже – очень упитанные ребята и тёти. Ну, как им оттренировать своих питомцев, когда сами едва ли одолеют десяток километров похоронным маршем. Да простят они меня. Это их право и воля выбирать образ жизни и методику воспитания собак. Но тогда следовало бы перестать называть этих милых собачек волкодавами. Сколько не говори сахар, сладко не станет.
Собачьи бои – мероприятие не для слабонервных, и запрещай, не запрещай – бои проводить будут. При этом селекция и отбор едва ли будут на хорошем уровне, потому как нелегальные бои проводят отнюдь не самые гуманные представители собаководов, для которых главное – деньги.
А вот если бы были установлены жесткие правила боев, максимально возможно уберегающие собак от тяжелых травм и гибели, то улетела бы вкусовщина и субъективизм, которые, как мне кажется, процветают на рингах, когда алабаев судят принципиально по таким же критериям, как комнатных декоративных пусек-мусек – по внешнему виду.
И последнее, к алабаю отношение следующее: недавно приобрел хорошего щенка у симпатичных заводчиков мужа и жены. Собака эта мне всегда нравилась, а сейчас, живя в Москве, с охотой я покончил. Грешен, пролил немало крови. Тогда и там дичи было навалом, да и охота была ощутимой и нелишней добычей, помимо спортивной составляющей. Сегодня почти вся дичь – список красной книги, да и как добыча совсем неактуальна. Вот и завел азиата. Хожу на выставки, смотрю, слушаю и согласиться могу далеко не совсем. Об этом и захотелось сказать – не утерпел. Извините, господа специалисты.

С уважением. А. Малиновский.
Рейтинги
Рейтинг доступен только для пользователей.

Пожалуйста, залогиньтесь или зарегистрируйтесь для голосования.

Отлично! Отлично! 100% [1 Голос]
Очень хорошо Очень хорошо 0% [Нет голосов]
Хорошо Хорошо 0% [Нет голосов]
Удовлетворительно Удовлетворительно 0% [Нет голосов]
Плохо Плохо 0% [Нет голосов]
Случайное фото
Общее голосование
Чем Вы кормите своего алабая

Натуральный корм

Сухой корм

Смешаный корм

У меня пока нет собаки

 ЗАР ХАКАН Кинологический питомник среднеазиатская овчарка (туркменский волкодав, алабай). Клеймо ZAP.  

Вязки, щенки алабая, подготовка собак к выставкам, консультации владельцев собак по содержанию, воспитанию, кормлению.
Заполнить контактную форму.

ЗАР ХАКАН 2006-2017 Тел. +7(925)327-0955, +7(916)406-9967, skype: dimazh7

 

3427453 уникальных посетителей

Powered by powered by php-fusion
Design by Design by Matonor